ПРОКЛАМАЦИЯ.

Уважаемые подписчики группы, гости и просто любопытствующие, этот пост назревал давно. Я всё не мог собраться с силами его написать. С 9 марта, когда я создал эту группу, прошло чуть больше полгода, группа набрала больше 1000 подписчиков, и я старательно, подробно и тщательно объяснял Вам нюансы закона, приводил примеры, мы разбирали приговоры и дела, статьи в газетах, блогах, телепередачи и в большинстве своём на одну волнующую общество тему — преступления против половой свободы и неприкосновенности личности. Мы рассмотрели множество дел как виновных, так и оговорённых невиновных, но не проходит и дня, чтобы в новостной ленте интернета не появился новый случай с оговором или с настоящим, порой жутким изнасилованием, в том числе против детей. За это время было отснято множество передач на ТВ по теме изнасилований в программах «Пусть Говорят», «Человек и закон», «Мужское и женское», «На самом деле» и многих других, я старательно их выбирал и постил в группе, так же многие блогеры в интернете, от самых популярных до малоизвестных, высказались на тему. Статьи в газетах — их просто уже сложно посчитать. Это всё говорит о том, что проблема стоит очень остро и требует глобального решения. В последнее время мне часто в личку пишут осуждённые с вопросами о судебной практике, где 99, 9% виновные, по поводу поправок в законе, несправедливом осуждении и т.д., присылают мне приговоры и рассказывают свои случаи. И знаете, что я заметил? Даже в тех случаях, где явно изнасилование настоящее, они редко себя ощущают виновными! Они как-то обесценивают женщину и половой акт вообще, не считают, что за секс, даже не добровольный, надо сажать на больший срок, чем за убийство. Даже те, кто знает закон, считают такие сроки перебором. А уж те, что попали туда за пьяный секс, а барышня потом пожалела, написала заявление, то и вовсе себя считают невиновными. Ну, и отдельная категория — реально оговорённые — это люди-страдальцы, они получили своё наказание ни за что, и по истечению своего срока он выйдет не исправившимся, а озлобленным, потерявшим всё человеком, без перспектив, с запятнанной репутацией, имея сложности с трудоустройством и осуждением некоторой, недалёкой части общества — с клеймом. Уверен, что такой человек совершит настоящее преступление рано или поздно, потому как психика его сломана, он адаптировался к жизни в тюрьме и больше её не боится. Один осуждённый мне написал следующее: «В Библии написано «НЕ УКРАДИ» — это заповедь Христа, под это попадают все кражи, разбои, грабежи и прочие имущественные преступления… так же в Библии написано «НЕ УБИЙ». Под это попадают все убийства, тяжкие телесные, повлекшие смерть и т.д. А где в Библии написано «НЕ ИЗНАСИЛУЙ»? Почему в Библии это не считается таким проступком, что Христос его даже не указал, а в Уголовном Кодексе — это тяжкое, либо особо тяжкое преступление?» И что ему ответить?
При всём при этом, количество преступлений с сексуальным мотивом только растёт! То есть Уголовный Кодекс и его видоизменения, поправки, ужесточения не могут изменить, либо повлиять на ситуацию — это не решение! Проблема в НРАВСТВЕННОСТИ и МОРАЛИ самого общества. Уголовный Кодекс пытается бороться с природой и сексуальным началом человека. Посмотрите на преступления, которые мы разбирали в группе, например, дело Ратибора Гоголева или малолеток с бутылкой или даже Семёнова. Они, когда всё это делали, Уголовный кодекс был последнее, о чём они думали, если вспоминали его вообще. Они не воспринимали это как преступление вовсе. Для них это нормально было. А сколько таких? И сколько ещё будет? Вот тот парень, что показал половой орган по скайпу, получил 13 лет, благодаря новым примечаниям к ст. 131 УК РФ. Я уверен, что он тоже это сделал по глупости, не думая об Уголовном Кодексе вообще.

В то же самоё время наши девочки, девушки и женщины так же страдают от такого лютого применения норм материального и процессуального права, от такой статистики. Им не верят, слова их ставят под сомнения, даже если реально они стали жертвами, так как в СМИ постоянно мусолят эту тему. Одна оговорщица бросает тень на десятки настоящих заявительниц, однако оговорщице, по нашему закону максимум, что светит — это условка или вообще штраф! Дел по оговорам и по ложным доносам в группе полно и не меньше, чем настоящих. И как уже говорил ранее, неоднократно — оговоров больше всего по преступлениям против половой свободы и неприкосновенности личности. Женщины вообще любят приукрашивать , фантазировать, добавлять себе значимости, спекулировать своим женским началом, а тут, имея такие преимущества в законе, грех не использовать. И используют, по самым глупым и нелепым мотивам — от злости, мести, корысти до нелепейших — обиды, оправдания за свои проступки и т.д.

Однако, жизнь не стоит на месте, современная школьница, уже любая, имеет гаджет и выход в инет, она может посмотреть любой фильм 18 + при желании, общается с подружками и всё знает про секс. Редкая девятиклассница девственна, а та, что девственна, скрывает это от подруг, потому как будет выглядеть нелепо, считаться белой вороной и стесняться отсутствия опыта. Такого раньше не было! Девственность всегда ценилась и блюлась, в советское время даже девушки старались сохранить себя до свадьбы. А сейчас такого нет, потому что это никому не надо! Уже никто не обращает на это внимание, уже нет такого строгого, пуританского воспитания, а следовательно, сами девушки обесценили свою девственность и секс вообще. Жертвы современных изнасилований уже не выбрасываются из окна и со скал как в средние века, а снимаются в ТВ передачах, ходят на шоу и не унывают как Шурыгина, Сычёва и другие… да потому что им самим всё равно. Она не понимает, что раньше это было не только насилие, а ещё и позор, а сейчас они звёзды ТВ и этим гордятся. Так отсюда вопрос: «Для чего постоянно ужесточают закон? Для кого вводятся драконовские поправки и сроки? Педоистерикам, феминисткам, сторонникам жертв изнасилований это тоже не играет на руку — потому как объяснял выше — подрывает веру в настоящие преступления — это раз. Второе: такая практика — сажать всех 100% — не просуществует долго и даст сбой (уже идут недовольства в обществе), а значит нельзя всё время закручивать гайки. Третье: сажая всех подряд, виновных и невиновных, общество не решит проблему с насильниками и педофилами, так как пожизненно они сидеть всё равно не будут, невиновный выйдет и будет человек со сломанной судьбой, а виновный — не факт, что не повторит преступления. Ну, и четвёртое: Уголовный Кодекс не сможет победить природу и остановить малолеток на «вписках», потому что им похрен на этот кодекс, они о нём не знают и руководствуются половым влечением.

В то же самое время сейчас любая оговорщица может запросто посадить мужчину — для этого требуется минимум. Само заявление и пару косвенных обстоятельств. При добровольном акте оговорить вообще элементарно — биологические следы будут, достаточно лишь сказать: «Он меня придавил массой тела и не дал встать». Это любая сможет — вот вам изнасилование с применением насилия. Или скажет: «Я была пьяна и спала, а он воспользовался» — вот вам изнасилование с использованием беспомощного состояния. Или самое простое скажет: «Он принёс с кухни нож и угрожал» — вот вам изнасилование с угрозой (нож есть в каждой кухне). И при этом шансов оправдаться у мужчины — 0! Потому как Конституция дала ему право на защиту, и он всегда значит им пользуется, защищается от обвинения, а она врать не может, потому что предупреждена об ответственности уголовной. Кроме того, по нынешним законам оговорщица, даже если передумала, не может забрать заявление, так как обвинение частно — публичного порядка. А признаться что врёт — тем более сложно, не каждая женщина способна.

И к чему я это всё веду? Часто спрашивают: «КАКИЕ ВЫХОДЫ ИЗ СИТУАЦИИ ТЫ ВИДИШЬ?» Вот к этому и веду собственно и их несколько.

1) Самое важное — это воспитание с малых лет. Как девочек, так и мальчиков. Ввести в школах специальный предмет, рассказывать о правовых последствиях, о культуре половых отношениях, о ценности женщины и т. д. Тоже самое пропагандировать на ТВ, книгах, радио, интернете. Вернуть моральные понятия — когда целомудрие было ценно. Повысить нравственность. Убедить молодёжь, что секс — это не плохо, но таинство, а не способ удовлетворить свои потребности.
2) Пересмотреть Государству глупейшию политику по педоистерии и посадках мужчин в профилактических целях на авось — а вдруг насильник. Это не приведёт к хорошему. То есть Председателю Верховного Суда Лебедеву В. М. стоит пересмотреть устаревшую практику по делам против половой свободы и неприкосновенности личности, где все автоматически всегда виновны и можно осудить только по показаниям потерпевшей.
3) Снизить возраст согласия с 16 лет до 14 обратно. Так как у нас редкий подросток не имеет опыта половых отношений до 16 лет, и значит, а значит их более старшие партнеры- преступники? Это глупо! Было 14 лет и увеличивать его не стоило. Надо всё-таки отличать добровольно от насилия. В некоторых странах в 13 замуж выходят, а у нас куча мужчин может сесть за то, что девочка сама решила вступить в связь, так как подружки смеются над ней.
4) Примечание к статье 131: «К преступлениям, предусмотренным пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, а также пунктом «б» части четвертой статьи 132 настоящего Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей-пятой статьи 134 УК РФ и частями второй-четвертой статьи 135 настоящего Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий.» Может быть и не плохое, но недоработанное. Например, если деяние попадает под признаки ст. 135 УК РФ, то пусть квалифицируется по ст. 132 ч 4 УК РФ, но наказание назначается вполовину от минимального предела санкции этой статьи. Ну, то есть не от 12 до 20 лет за то что «писю» показал, а от 6 до 10 лет. А иначе выходит за показал «писю» дают 13 лет , что иногда больше, чем просто убил. И рано или поздно, настоящие преступники, осознав что есть такое примечание, начнут убивать жертв, потому что убив, есть шанс скрыться. Оставил в живых, получил от 12 до 20 — так итак 20 максимальный предел — и начнут убивать! Закон не всегда для женщин. Это проходили в СССР, когда за ст. 117 ч 4 УК РСФСР «изнасилование» тоже был предусмотрен расстрел. Так жертв стали убивать — потому что и так и так расстрел.
5) Заявлений по изнасилованиям и насильственным действиям очень много! И часть ещё отказывают, часть «замыливают», часть возбуждают ст. 306 УК РФ — ложный донос. Заявляют как настоящие жертвы, так и оговорщицы. Если настоящая жертва ещё подумает, так как это не восстановит её честь и достоинство, а лишь повлечёт новые, неприятные процедуры в виде осмотров и экспертиз… То оговорщиц это не останавливает! Ибо цель у неё другая – оговорить, и она знает на что идёт, делает это умышленно, её цель оговор, чтобы мужчина пострадал. Поэтому оговоров 40% против 60% настоящих изнасилований! Наши же правоохранители как в поговорке «Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет». Появилась поправка к ст. 131 УК РФ и давай яростно отлавливать педофилов и сажать — раскрытие особо тяжкого преступления же! Так вот тут тоже минус сторонникам педоистерии и феминисткам, защитникам изнасилованных — так как когда начнётся большой рост таких преступлений, это отразится на статистике МВД, и Генералы начнут получать на совещаниях люлей. Постановка вопроса при этом будет примерно такая: «Вот такой процент на район изнасилований и не больше! Допустим 40». И это значит, что вот они взяли 40 дел, а остальные будут отказывать и замыливать, чтобы не допустить рост и не портить статистику. Так вот взять они могут у оговорщицы, а у настоящей — НЕТ! Оговорщица — тут просто вредитель и саботажник! Поэтому предлагаю ввести наказание за оговор — равноценное санкции статьи преступления, в котором пыталась оговорить. Чтобы они не получали штраф и условно. А реальные сроки.
6) Сделать ч. 1 ст. 131 УК РФ и ч1 ст. 132 УК РФ, а так же ч1 ст. 134 УК РФ и ч1 ст. 135 УК РФ — обвинением не частно-публичного порядка, а частного порядка. Чтобы женщине, заявившей изнасилование было куда отступать, и она могла забрать заявление. Оговорщица, даже если захотела отступить и забрать заявление, не может этого сделать и часто идёт до конца, так как боится ответственности по ст. 306 УК РФ и садит невиновного! Кроме того, снизить наказание ст. 131 ч 1 УК РФ и ст. 132 ч 1 УК РФ по верхней планке санкции с 6 лет до 5 лет лишения свободы, тем самым переведя их из категории тяжких преступлений, в категорию средней тяжести. Что позволит применять к подсудимым условную меру наказания ст. 73 УК РФ, и облегчит их право на УДО, а так же, при содействии следствию позволит Судам шире применять положения ст. 64 УК РФ.
7) Максимально тщательно изучать каждое заявление об изнасиловании и насильственных действиях на стадии проверки. Использовать для этого психолого-физиологическую экспертизу и полиграф. Причём как для заявительницы, так и для подозреваемого.
Ну, в общем, такие предложения. Этот пост мой — исключительный, я никогда не просил, но знаю, что в моей группе много руководителей МД-шных групп, мужских пабликов, Альфовцы и другие… поэтому прошу максимальный репост, возможно кто-то составит грамотную петицию с предложениями в Гос. Думу, возможно, дойдёт до Председателя Суда, до сильных мира сего.
группа по проблеме https://vk.com/prokurorh автор: Михаил Цехмейструк
#изнасилование, #оговор #лжедонос #культура_оговора #преступление #наказание #феминизм #мАскулизм #МД #поправки #закон #УК РФ #Шурыгинщина

ПРОКЛАМАЦИЯ.

0

Комментарии