Опубликовано в Мужская Правда
01.01.1970

Понял тебя

Пара озер, закрытая лодочная станция, а вокруг раскинулся небольшой уютный парк. Тут режутся в шахматы, там… Не важно. От метро до старого доброго магазинчика все пройдешь, на все полюбуешься. Весь спектр: от уродства нищеты до не менее уродливого и вычурного блеска ненужной роскоши.

Но сегодня я не один. Он вышел из кустов на берегу озера и пошел в мою сторону, как только мои шаги спугнули с десяток уток с водной поверхности. Шел он, не торопясь, спокойно и уверенно, и смотрел вроде бы с сумрачным любопытством.

Отгрызенный в боях кончик левого уха его не уродовал. Тяжелый для котов корпус с широкой грудной клеткой лоснился, и под короткой шерстью перекатывались заметные бугры мышц. Кошки ходят, как играют, покачиваются и завлекают. Будто любуются собой. А он шел, как небольшой компактный трактор, и не куда-то туда, а прямо мне наперерез. Явно сытый, явно не домашний, явно не простой.

Я даже в какой-то момент пожалел, что спугнул его добычу — вертикальные зрачки всегда смотрят недобро, хищно так. Даже если кошастые вполне миролюбиво настроены. Он поравнялся со мной и пошел параллельным курсом в полутора шагах слева. Находясь между берегом озера и мной. «Вот это эскорт!» — присвистнул про себя я. Знатная компания получается, гоп-команда.

Рискнувший проскочить между нами ребятенок дико взвизгнул, ударился мне в ногу, так что я еле успел поймать его за капюшон и поставить на землю по другую сторону от моего спутника. Кот уже медленно опускался на четыре лапы. Втягивал внушительные серпы когтей и нервно подмявкивал. Или подлаивал, не разберешь.

Серьезный парень! И как его только еще не отловили за такие проделки и на шаверму не пустили?

— Псих больной! Держите эту тварь на поводке и в наморднике! — а вот и тирада злобной кошки, прямо «В мире животных» какое-то.

— Нет такого закона, — с улыбкой парировал я. — Он же не пес.

Кот, казалось, одобрительно кивнул и сделал шаг в ее сторону. Кошка взвилась, схватила свою мелкую дочку в охапку, но тут же уперлась спиной в постамент. Какую-то каменную вазу, вписанную в кусты. А кот тем временем сделал еще один шаг, поднимая локаторы ушей выше и подавая вперед.

— Убери его! — уже истерично завизжала гражданка, окончательно пугая расплакавшуюся дочь.

Не завидую я ее мужчине. Демон в юбке. Неразумный, злобный и трусливый демон. Впрочем, кольца нет — мужчины тоже, скорее всего. Так бы и плюнуть, и уйти. Но сейчас придется ее послушать, так как по рейтузам ребенка уже расплывается темное пятно. Это в любом случае неправильно.

Я резко свиснул и хлопнул рукой по бедру. Кот встал и посмотрел прямо мне в глаза: «Чего тебе еще? Давай вместе? Ты сверху, а я снизу! Порвем, давай?»

Он что, охотился со мной? Пристроился к сильному и предвкушал охоту? Хорошо.

— Пошли! — буркнул я — Будет тебе охота.

Развернулся и максимально тяжело зашагал к озеру. Подстроившись под ритм моих шагов, он следовал рядом. Вот, зверюга, а ума больше, чем у той пары кошек вместе взятых, что остались за спиной.

Выудив из сумки фольгу с парой бутербродов с беконом, я присел на берегу у воды. Кот лег рядом в уже желтеющую траву и смотрел за моими действиями, не моргая. Статуэтка, не иначе. Только кончик хвоста время от времени нервно подергивался.

Я раскрошил бутерброды и стал кидать получившееся месиво в воду. Вскоре это привлекло пару утят вроде, небольших, а потом и несколько уток. Честно говоря, я увлекся. Это увлекательное занятие — кормить птиц или белок. Даже прикорм малька на мелководье доставляет эстетическое удовольствие.

Мою руку резко отбросило в бок. Мутная молния метнулась вперед и раздался громкий всплеск. Одна из уток полностью скрылась под водой вместе с телом моего соратника, а все остальные птицы разлетелись и расплылись, туго осознавая, как их сейчас подставил человек. Человек, который всегда кормил и был безопасен. А вот так, безопасных людей нет, иллюзии убивают не хуже пули.

Через несколько секунд бурления воды показалась недовольная морда кота. Точнее, она только выглядела такой. Оскал возник от того, что в пасти зверя было горло утки. Один клык был погружен в шею, а противоположный торчал спереди и желтовато поблескивал. Я вздрогнул. Спина напряглась, и пробежали мурашки, но не от картины, что разворачивалась передо мной. «Я не один», отчетливое ощущение нарушения личного пространства. Ну, почему всегда сзади?

— Ужас. — уже без ненависти и истерики произнес знакомый голос.

— Мама! Он убил утю?

— Нет, доча, они играют. — соврала кошка, смотря, как удаляется безвольное тело утки и голова кота.

Он, видимо, увидев, что я уже не один, или не пожелав делиться, поплыл к соседнему берегу.

Я поднялся и пошел. От лжи, от бессмысленных переживаний, глупости и поспешности суждений.

— Подождите!

Нет-нет. Мы уже поговорили, хватит…

[id200648356|Олег Чекмарёв]

Читайте на страницах паблика.
[club78381985|The Saints of Men’s Rights]

Понял тебя

0

Комментарии