Опубликовано в Александр Лео
14.09.2019

Советский солдат был расходным материалом для Сталина, а не человеком.

Если в любой стране люди из плена возвращались домой, в СССР каждый из них возвращался в лагерь. Каждый попавший в плен — предатель.

До сих пор эта тема — одна из самых болезненных в нашей истории. В советское время все граждане, воевавшие во вражеских армиях, а уж тем более красноармейцы, попавшие в плен, официально считались выродками рода человеческого, не заслуживающими снисхождения.

Репрессии против них считались делом естественным. Эта сталинистское идеологическое клише пережило не только Сталина, но и вообще советский режим и продолжает отравлять сознание нынешних советско-российских поколений.

Изданный в 1939 году, в преддверии большой наступательной войны, текст присяги РККА предварялся вступлением, где говорилось, что попадание в плен к врагу, независимо от обстоятельств, приравнивается к измене Родине, сами военнопленные подлежат расстрелу, а их семьи — репрессиям.

Совершенно очевидно, что один этот закон освобождал советских солдат от моральных обязательств защищать гнусный сталинский режим и был достаточным поводом для того, чтобы сбежать из него как можно скорее. Все-таки лояльность — вещь взаимная.

Закон, несомненно, работал. Во всяком случае, несколько тысяч военнопленных Финской войны, переданных советской стороне, частью были расстреляны, остальные пошли в лагеря.

Очевидно, что такая же судьба ждала и всех военнопленных большой европейской войны, если бы она развивалась по сталинским планам. Только катастрофа 1941 года — невообразимо большое количество попавших в плен и нехватка людских ресурсов — заставила власть оставить в живых или даже простить большую часть вернувшихся к своим советских военнопленных.

Но не всех. После войны, как хорошо известно, военнопленных из Германии везли прямо в лагеря.
Интересно, что среди множества вариантов военных судеб я никогда не сталкивался с сюжетом, типичным для Первой мировой войны: чтобы после 1945 года солдат вернулся в семью из немецкого плена.

Американцы, англичане, французы возвращались. Советские — нет. Шансы выжить и реабилитироваться были у тех, кто бежал из плена во время войны, успевал вернуться в строй или уйти к партизанам.

Отношение советского начальства к собственным солдатам было предельно скотским, тем более на взгляд внешних наблюдателей.
Вот эпизод из мемуаров президента США Дуайта Эйзенхауэра об отношении русских генералов к пленным:
«Разговаривая с одним из русских генералов, я заметил, что одной из непростых проблем, с которой нам пришлось столкнуться на разных этапах войны, была необходимость заботиться о многочисленных немецких пленных. Я упомянул, что их кормили тем же самым пайком, что и наших солдат. С большим изумлением он спросил: «Зачем же вы это делали?» Я ответил: «Во-первых, моя страна была обязана это делать согласно Женевской конвенции. Во-вторых, немцы захватили тысячи американских и английских пленных, и я не хотел дать Гитлеру повод или основания обращаться с ними более жестоко, чем он это и так делал». Русский вновь изумился такому моему отношению и спросил:
«А какая вам разница, как немцы относятся к пленным? Ведь они сдались и не могут больше воевать»».

https://vk.com/id172866134

Советский солдат был расходным материалом для Сталина, а не человеком.

0

Комментарии