Опубликовано в Александр Лео
04.08.2020

Почему ‘»штамп'» ≠ ‘»брак'».

1. Каждый раз, когда всплывает тема т.н. «гражданского брака» (очень вредное словосочетание, которого не содержится в законах), прямо или косвенно всплывает и утверждение, что в противоположность «ненастоящему», «игрушечному» браку, где люди никакие не муж и не жена, существует единственный «настоящий», который — и только он один — делает двух людей мужем и женой и даёт им моральное и юридическое право называться мужем и женой.

В свою очередь, эта тема порождает просто-таки цунами умозаключений, что женщина — в силу своей природной чистоты, повышенной морали и способности к деторождению — склонна стремиться в «настоящий» брак, в то время как мужчина — в силу близости к «ракушкам и зелёным лягушкам» — всячески стремится этого «настоящего» брака избежать, оставаясь в «игрушечном». Звучит громко и оценочно, но… тут надо определиться с терминами. Нередко такое явление, что слово — довольно архаичное слово — осталось, но прилеплено оно сегодня к совсем другой вещи, имеющей мало отношения или вообще противоположной изначальному смыслу (такие примеры очень любил приводить Нил Постман). Можно привести такую иллюстрацию: предположим, есть некая консервная банка. Разумеется, мы можем — если захотим — приклеить на неё любую этикетку. Как это повлияет на содержимое банки? Нет, понятно, что причины даже для намеренного обмана придумать можно — например, если некто захочет продать вам зелёный горошек по цене сгущёнки. Но всё же, это не влияет магически на содержимое, кроме случая, когда вы и понятия не имеете ни о том что такое «зелёный горошек», ни о том что такое «сгущёнка». Вот тут с вами можно делать что угодно.

Влияет ли этикетка на содержимое? И как именно? Давайте всё-таки рассмотрим эту банку с наклейкой «Брак» внимательнее. Вообще кто даёт право клеить такую этикетку? Каковы условия для приклеивания? Ну, если коротко, то сейчас это государственная монополия. Однако, во-первых, так было не всегда, и даже ещё совсем недавно. Во-вторых, признание чего-то правдой только на основании государственного закона — крайне спорный довод. Взять, например, расовые законы Третьего Рейха. Вчера — не закон, сегодня — закон, а завтра — авторы закона болтаются на виселице, и закона снова нет. Каково же содержимое этой современной государственной банки с этикеткой «Брак». В быту любят заявлять, что «кто-то кому-то что-то этим объявляет», «обозначает своим/своей», «заявляет о серьёзности намерений», «берёт на себя ответственность». На самом же деле:

1. Супруги имеют право на материальную поддержку друг друга при нетрудоспособности (в т.ч. если нетрудоспособность наступила в течение года после расторжения брака).

2. Супруги имеют право проживать на жилой площади друг друга (это можно отменить).

3. Все дети, рождённые в браке и 300 дней после его расторжения, автоматически считаются детьми супруга (тут есть как плюсы, так и минусы).

4. Супруги являются наследниками первой очереди друг для друга (это можно отменить частично).

5. Совместно нажитое имущество является совместной собственностью (можно отменять соглашением). Все операции с этим имуществом требуют согласия обоих супругов.

6. Супруги имеют право (не обязанность!) не давать показания друг против друга.

7. Супруги являются т.н. «представителями пациента» друг для друга (это можно отменить).

8. Супруг может являться т.н. кормильцем для другого, и при потере кормильца положена соответствующая пенсия.

В общем, это всё. Вот вся духовность, вся романтичность и вся ответственность, которые содержатся в этой банке согласно государственным ТУ.

А теперь — резко, для контраста: критерии брака, взятые с сайта-ликбеза для католиков, которые собираются его заключать:

1. Вступающие должны быть свободны для вступления (т.е. не близкие родственники, в здравом уме, и не состоящие в другом браке — как будет видно ниже, это значит, что предыдущих жены/мужа уже нет в живых).

2. Стороны добровольно и прямо дают согласие на вступление в этот союз на этих условиях.

3. Вступая в брак, они а) вступают на всю жизнь, б) клянутся в верности, в) соглашаются с тем, что брак всегда открыт деторождению.

4. Согласие даётся в канонической форме — при двух свидетелях и уполномоченном священнике.

Скажите, навскидку, сколько и чего общего вы видите в двух этих списках? Даже если не углубляться, что данный церковный порядок по историческим меркам совсем свежий, и до того люди жили ещё проще, и церковь вообще особо не вмешивалась в семейную жизнь, — это совсем-совсем другая этикетка, которая подразумевает совсем-совсем другое содержимое банки. Теперь ближе к сути темы. Те, кто сходил в ЗАГС, и поэтому считает, что они состоят в единственно возможном «настоящем» браке, — на каком основании вы это считаете? На каком основании вы себе так льстите? На каком основании вы считаете, что чем-то радикально отличаетесь от тех, кто в ЗАГС не ходил? На каком основании вы считаете своё положение более «моральным», «этическим» или ещё каким? (бонус — священники, на каком основании вы называете этих людей мужем и женой?) Русское слово «брак» происходит от «брать» и означает «брать». Скажите, кто, кого и куда «берёт» в ЗАГСе? Пресловутая «ответственность» появляется только и исключительно как следствие того, что вы распоряжаетесь чем-то или кем-то. Кто, кем и в чём распоряжается после ЗАГСа? Римский патер-фамилия владел всей семьёй на правах собственности (сама семья определялась тогда как «все и всё, что принадлежит патер-фамилия») — понятно, что для него слово «брак» имело смысл. А вы — что вы, собственно, получили? Что взяли? Чем управляете? И — как следствие — появилась ли у вас на самом деле какая-либо ответственность?

Периодически слышу, как женщины упрекают мужчин в контексте разваливающегося «брака»: «ты же клялся в верности», мужчины женщин: «ты же клялась — в богатстве и бедности, в болезни и здравии». Успокойтесь. Никто никому ни в чём не клялся — посмотрите любую видеозапись церемонии в ЗАГСе. Вы просто насмотрелись западных фильмов и там наслушались католических и протестантских священников. Это т.н. «ложные воспоминания», внушённые. Реально вы подписались только под алименты, больше ни подо что. Ни устно, ни письменно. Даже банальных законных прав на верность супруги/супруга у вас нет. Те, кто читает «Джейн Эйр» и «Дубровского» — вы можете думать, что вы «вот так же в браке, как Рочестер и Верейский», и поэтому «можете с ними идентифицироваться», «войти в положение», «понять ситуацию». Так же думают читающие библейские брачные сюжеты. Так вот — вы никакого отношения не имеете к этим сюжетам, от слова «совсем». Появись любой из этих персонажей здесь сегодня — он отказался бы называть «браком» то, что называете им вы. И отказался бы признать хоть что-нибудь общее между ними. Современный «брак» — который, получается, есть просто пародия на брак — не обладает ни одним из ключевых критериев брака, даже по поздне-христианским представлениям. Чтобы не обманывать ни себя, ни окружающих, по-хорошему, давно следовало ввести другое слово, обозначающее «зарегистрированное сожительство». Или, как вариант, отменить понятие «брака» вообще (как-нибудь отдельно напишу об этом).

Подводя черту под ч.1, среди прочего хочу и успокоить всех тех, для кого современная идея «брака» выглядит отвратительно и омерзительно — успокойтесь, это не «инфантилизм», не «боязнь ответственности» и ничего из того, чем вас ещё могут обзывать. Я даже думаю, что вы бы очень хотели вступить в брак. Если бы он существовал.

2. Прежде, чем продолжить тему, подведу итог первой части. Думаю, я достаточно обосновал, что считать людей после штампа «мужем и женой», в общем, неправомерно. А если даже и считать — то в каком-то совсем другом смысле, который был неведом и/или неприемлем для панъевропейской культуры всю её историю. Массового прецедента такого «брака», который есть у нас сегодня, не было нигде в Европе (разве что у эскимосов — об этом ниже). И возможно, на это есть причины — данная модель не то что неспособна обеспечивать прирост, но даже воспроизводить население. Вполне возможно, она принципиально нежизнеспособна, и либо будет сильно изменена, либо умрёт вместе с теми, кто по ней живёт.

Буквально на днях видел, как священник объяснял почему «до свадьбы нельзя», а «после свадьбы можно» (хотя Семён Слепаков, сдаётся мне, раскрыл эту тему лучше). Тезис его сводился к тому, что в «игрушечном браке» (который без штампа) двери всегда открыты настежь, и в них легко выйти, а в «настоящем, серьёзном, с печатью» — это не так. Так вот, суровая правда в том, что «с печатью» двери тоже открыты абсолютно всегда — за одним исключением: если вы — мужчина, то вы не сможете без согласия жены развестись с ней в период беременности и в течение года после неё, несмотря ни на какое поведение жены или даже на то, что ребёнок явно не ваш. Это единственное исключение во всём нашем семейном праве, когда мужчина — и только он — может почувствовать привкус того старого брака, как у мистера Рочестера. В остальном — двери всегда открыты настежь, и несогласие второго супруга не играет никакой роли. Статистически это выражается в четырёх больших числах, которые просто обязаны прочувствовать как добрачная молодёжь, так и священники, рассуждающие об открытых дверях. Даже если по конкретным цифрам можно спорить, невозможно спорить, что все они — больше 50%. Итак:

1. Большая часть браков заканчивается разводом. Цифры оценок колеблются от 70% до 90%, а иногда в некоторых регионах переходят и за 100% в году.

2. Большая часть разводов (как и браков) инициируется женщинами. Оценки колеблются от 60% до 80% и более.

3. При разводе ребёнок достаётся женщине примерно в 95% случаев.

4. Около 80% женщин так или иначе вставляют палки в колёса отцам, пытающимся поддерживать контакт с детьми (эта цифра включает весь спектр явлений — от самых лёгких манипуляций до полного запрета общения).

Поскольку ни для психолога, ни для социолога отрицать эту картину просто невозможно, а вешать всех собак хочется всё равно на мужчин, на «патриархат», то некоторые выдумывают собственные термины. Например, с лёгкой руки Екатерины Шульман в оборот вошло словосочетание «бытовой матриархат». Так Екатерина Михайловна обозначает ситуацию, когда в высшем правительстве больше половины — мужчины (человек 500 на страну), а всей семейной, бытовой и детской темой в стране рулят женщины (около 80 млн. женщин). Я раскрывал в отдельном ролике, и повторю здесь — это никакой не «бытовой матриархат», а самый обычный, настоящий, махровый матриархат, в строгом соответствии с классическим определением из антропологии, сравнимый с традиционным устройством эскимосов. «Матриархат» — это власть матери, а не власть женщины. Это значит «с кем живут дети», «кем они воспитываются», «кто ими распоряжается» и «кто может быть железно уверен, что это именно его биологическое продолжение». Если брать нашу картину в целом, и не льстить себе лозунгами 8 июля, то выглядит она примерно так: Женщина заводит себе ребёнка, когда хочет этого — будь то со штампом или без, и от того, с кем штамп, или нет. Как только мужчина надоедает или просто не нужен уже так сильно, он пинком отправляется в полёт, и ему остаются только алименты и иногда воскресное отцовство и бытовая помощь. Женщина же входит в режим поиска следующего мужчины для возможного зачатия второго ребёнка. (примечание: если вы успели подумать, — «ну, двое детей на женщину — это ведь уже неплохо», напомню, что 1) коэффициент фертильности — 2, всё равно недостаточный для воспроизводства, и 2) коэффициент фертильности основывается на том, что в среднем на одну женщину один мужчина; здесь же получается, что «семейная ячейка» потребила троих взрослых людей, а произвела только двух)

Режим отца — в который, напоминаю, попадает абсолютное большинство отцов — я когда-то назвал словом «полу-развод» (см. мой ролик на You tube). Если коротко, полу-развод характеризуется таким положением мужчины, когда он по факту состоит в браке и несёт связанные с ним обязанности, но женщина, с которой он состоит в браке, не состоит в браке с ним, и никаких обязанностей не несёт (а даже если что-то по закону и несёт, на неисполнение смотрят сквозь пальцы). По сути это — полиандрия, примерно как у эскимосов, где у женщины может быть и 5 вполне официальных мужей. Что бывшие мужья-алиментщики, что нынешние ухажёры за РСП — на самом деле это члены мужского гарема. Просто как в любом гареме там есть «верхний гарем», откуда иногда берут кого-то на ночь развлечений, и «нижний гарем», где только работают, и света не видят (см. бессмертное «Ребро Адама», фильм 1990).

Этот режим поддерживается государством вполне официально: алименты на двух детей от разных отцов получать намного выгоднее, чем на двух от одного (см. Семейный кодекс). А на трёх от разных — ещё выгоднее. И так далее. И этот режим введён не вчера, а сразу после Октябрьской революции. Между прочим, Православная церковь тогда среагировала на это довольно жёстко. Почему сегодня она так энергично гонит людей сначала в то извращение, что я описал выше — очень хороший вопрос, и я как-нибудь его коснусь. По сути это явное нарушение Первой заповеди.

Однако, хочется закончить на положительной ноте. Так существует сегодня брак или нет? Где и как его добыть, если очень хочется?

Во-первых, придётся принять, что брак как государственный, общественный институт давно не существует. В этом смысле современный мир похож на самые древние времена, ещё до существования письменных законов. Ни государству, ни церкви, ни обществу нет дела до настоящего брака. Они лишь раздают бумаги с надписями. Разумеется, можно вырезать себе из бумаги кружок, написать «олимпийский чемпион» и повесить на шею. Но от этого человек не становится чемпионом.

Во-вторых, настоящий брак может появиться только как прямой выбор двух осознающих нашу брачную реальность людей. Только они могут дать друг другу соответствующие клятвы (в т.ч. и без свидетелей, как это практиковалось), и только они будут отвечать за то, что эти клятвы будут исполнены и какие будут последствия при нарушении. Нет никакой внешней силы, которая заставит людей — или хотя бы поможет — быть верными и держать обещания, никто не заставит сказать: «Поздно. Я — жена князя Верейского». Эта сила может быть только внутренней. Если когда-нибудь найдётся священник, который ставит Первую заповедь выше Семейного кодекса, то, возможно, вам удастся закрепить свой союз и венчанием (если эта тема вам близка). Но стоит помнить, что брак намного старше венчания. Браку почти столько же лет, сколько лет человечеству.

В-третьих, юридические аспекты, которые я перечислил в первой части, придётся регулировать «вручную». Т.е. нужно озаботиться некоторым количеством дополнительных юридических бумажек, чтобы общество не вставляло вам палки в колёса — а оно непременно будет. Однако, плюсом будет то, что в ручном режиме можно регулировать все вопросы тоньше, а не так, как это происходит у большинства — «по умолчанию». Просто придётся это не умалчивать, а обсуждать прямо.

«Муж и жена» — настоящие муж и жена — это очень серьёзные звания, их нужно заслужить. Сегодня это путь только для особенной, маленькой группы. Прежде, чем замахиваться на такое, нужно очень серьёзно подумать — а надо ли оно вам? Потянете ли вы такое? Потому что по-настоящему такая попытка в жизни может быть всего одна.

Как это примерно может выглядеть сегодня — смотрите в сцене заключения брака между Микки и Меллори Нокс в «Прирождённых убийцах», и дело там не в ножике, а в сути происходящего.

dixi

Статья — переработка материалов моих собственных You tube-роликов (канал Sergey Мokhrov), посвящённых теме брака.

Автор имел обширную дискуссию по данной теме с президентом «Очарования женственности» Дикси Анделин Форсайт. См. на You tube ролик «Обсуждаем брак — Очарование женственности и MGTOW».

Сергей Мохров, 4 августа 2020 года

Почему '

0

Комментарии